• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: обитель зла (список заголовков)
00:05 


@темы: обитель зла

23:58 

На Фикбуке разместила новый фанф.

@темы: Леон/ Ада, обитель зла, фанфики

23:15 

23:03 


@темы: обитель зла

22:57 


@темы: обитель зла

22:53 

О, Анжела!
Как, оказывается, может бесить честного чукчу насквозь положительный персонаж вселенной «Обитель Зла»! Эта вроде бы хорошая героиня продолжает выносить мне мозги своей непрошибаемой глупостью, безответственностью и неистребимой склонностью к трагически – героической гибели под рыдания плакальщиц.

Да, это опять я. Хочу объяснить, почему меня снова и снова тянет, как следует потроллить самого, казалось, симпатичного персонажа из мультика «Обитель зла. Вырождение». Умная, красивая, добрая… Ангел, одним словом. Если забыть об её поведении.

Начинает она вроде бы неплохо, когда ругается с руководством, требуя дать согласие на проведение спасательной операции. В момент знакомства с Леоном она тоже показывает свои лучшие качества: рассудительность, ум и хладнокровие. Жаль только, что эти достоинства остались в той палатке, где Анжела и Леон обсуждали план спасения сенатора. После того, как Миллер попала в аэропорт, она вдохновенно творила одну лютейшую глупость за другой. Нарочно, что ли, героиню слили?

Для начала наша Анжела отделяется от группы и мчится на непонятные звуки, которые Леон назвал «песней зараженных». То есть, ясен дементор, живых людей там уже нет от слов «вообще» и «совсем». Там только зомбаки. Тем не менее, Анжела радостно врывается в помещение, где этих зараженных чуть более чем весь огромный офис, видит лежащего на полу мужчину, и бросается его спасать. Спасибо Леону: выдернул дуру из чужих зубов за секунду до укуса, отхватив упрек вместо благодарности. Далее Анжела просто отожгла напалмом, по всем правилам проведя переговоры с ходячим трупом (ау, гараж, механик на месте?), и сделав предупредительный выстрел по ногам. Интересно, кто ей анатомию преподавал? И каким местом она слушала Леона в вертолете? Он же сказал, что стрелять надо в голову! Какого тогда черта ты, воплощение Добра, палишь по коленям, а? Ладно, спишем на гуманизм. (Или непроходимый идиотизм героини, что куда ближе к истине).

Дальше – веселее. Когда её напарника Грега кусают, Анжела закатывает натуральную истерику, второй раз, порываясь вбежать в толпу зараженных. Понять её, конечно, можно: Грег её друг, и терять его она не хочет. Но тут, извините, секунда промедления способна обернуться гибелью всех тех, кому посчастливилось остаться в живых. К лешему сенатора, я сама была недовольна тем, что это свиноподобное ХЗ дожило до конца мультика, однако, помимо Рона Дейвиса, в аэропорту были уцелевшая сотрудница, секретарь конгрессмена, Леон, Клэр и маленькая девочка. О них наша мать Тереза что, не подумала? Верещала там, из рук Леона вырывалась, превращая жертву Грега в артель «Напрасный труд».

В связи со срывом Анжелы я вспомнила крики Осоргина из сериала «Офицеры. Одна судьба на двоих». Там тоже была истерика, но уже после того, как Егор выполнил задание. Эта же дурища фактически подставила под удар всю группу. Я удивляюсь, что больше никто не погиб благодаря такому вот профессионализму офицера полиции.

Узнав, что возможным виновником трагедии является её брат, Анжела торопится к нему. Она должна остановить Кёртиса. Пффф… Рука – лицо, товарищи.

Начинает она, опять-таки, неплохо. Сцена возле пылающего дома очень хорошо раскрывает её характер, показывая безжалостный идеализм, и неумение прощать саму себя за совершенные ошибки.

В офисе «Уилл Фармы» наша героиня продолжает отжигать, кидаясь жалеть этого дебила Кертиса. «Тебе в госпиталь надо, ты ранен», и прочее. В сложившихся обстоятельствах куда уместнее был бы вопрос «Что ж ты, сволочь, натворил?» или «В какой жопе были твои мозги, когда ты себе вирус вкалывал?». Твой родной брат тебя подставил, и ты по его милости теперь член семьи террориста. Но мы сестренки добрые, мы будем от всего сердца сочувствовать мудаку, который через несколько минут откроет охоту на неё саму, поскольку она с ним одной крови, и есть шанс неплохо так размножиться.

Финал же просто убивает. Наша мать Тереза встает в героическую позу, закрывает глаза и трагическим тоном изрекает, что пора, мол, Кертис, покончить с этим. Офигеть, ты ду – у – у - ра.… Твоему напарнику Леону, похоже, одного мутанта мало, да? Решила, по доброте душевной, сестричку для монстра настругать, чтобы мистеру Кеннеди жизнь малиной не казалась? Умно, ничего не скажешь.… Хотя нет, сказать – то можно, но, увы, лексика моя тут будет исключительно нецензурной.

По воле сценариста для Анжелы история кончается относительно хорошо: жива – здорова, вроде как работу в полиции даже сохранила, что весьма сомнительно, учитывая поступки её брата. И тут всплывает ещё одна черта её характера. Та, что меня выбесила. Это попытка Анжелы оправдать братца – мудака. Кертисом, видите, воспользовались, он был всего лишь орудием в чужих руках. Ау, мадам! Ваш брат, вообще – то, взрослый дееспособный мужик, полностью отвечающий за свои поступки. Вирус он себе вколол совершенно сознательно, прекрасно понимая, что инъекция закончится необратимой мутацией, и чьей – либо последующей смертью. Что дальнейшие события и подтвердили. Целый взвод морских пехотинцев погиб по вине всего одного дегенерата, решившего доказать окружающим черт знает что и сбоку хвостик. Плюс заражение офиса компании. Но наша добрая душа Анжела братика – козла старается понять, и искренне его жалеет. О том, как сложится её собственная жизнь после дикой выходки родственника, она не думает, лично на себя ей, похоже, наплевать. Она не беспокоится о своем будущем, оплакивая идиота, превратившего её в парию. В течение целых трех лет она не слышала от дражайшего братика ни слова, то есть ему на неё было откровенно пофигу, он всё искал причины гибели Раккун – Сити. А потом Кёртис и сам погиб, и младшей сестре всю оставшуюся жизнь сломал. Вот как вы думаете, кем она после той террористической атаки станет в глазах сослуживцев, друзей и знакомых? Да в ней будут видеть только родственницу преступника. Потому что Кёртис и есть преступник, несмотря на все свои пафосные вопли о стремлении добиться правды. К нему же заклятия Империус никто не применял, чтобы вынудить ввести себе Г – вирус. С сестрой братца Миллера окружающие будут обращаться соответственно. Анжеле теперь ни хорошая работа, ни удачный брак не светят, ибо она – родная сестра террориста. Если не уволят, то затравят точно. Такова, к сожалению, наша мерзкая человеческая натура. Для нас, увы, давно стало нормой вымещать свою ненависть на родственниках преступников. Даже если эти родственники не имели отношения к поступкам своих мужей, братьев или отцов. Вспомните, как жили семьи серийных убийц после ареста маньяка. Эти люди были вынуждены имена менять, переезжать в другие города, чтобы избежать расправы за своё родство с монстрами. И Анжеле грозит такая же печальная участь.

Но нашей героине на себя начхать, она жалеет, повторюсь, только урода – брата. Жалеет его, оправдывает, даже не пытаясь кое о чём задуматься. Где совершенно логичный в этой ситуации вопрос: «А со мной – то теперь что?». Где мысли о собственном будущем? Где рациональное твое мышление? Почему ты не беспокоишься о себе?

В реальной жизни идеалисты вроде Анжелы станут мешать вам, причём из самых благородных побуждений, изменить вашу судьбу в лучшую сторону. Такая вот Анжела, выбрав в качестве аргумента слова «им воспользовались», не даст вам разорвать брак с мужем - алкоголиком, не позволит уйти с работы, где вас каждый день оскорбляют, и осудит, если вы решите поставить на место кого – то из зарвавшихся родственников. Она, как и в случае с собой, примется, скорее всего, искать оправдания агрессору, убеждая вас проявить понимание, как делает она сама в ситуации с Кёртисом.

Обидно писать, но такие люди, как Анжела, люди, вообще не думающие о себе, и об окружающих полноценно заботиться не могут. По причинам, озвученным выше.

Поэтому сия, глубоко положительная героиня мне и крайне несимпатична. Куда более импонирует моей натуре Ада Вонг. Почему? Узнаете позже.

@темы: обитель зла, фанфики

18:48 


И отрывок из фика. Полную версию читайте на Фикбуке.

"Другая стычка на кухне, при участии Кэпа и Зимнего Солдата (он мне нравится!), закончилась громким скандалом с применением нецензурной брани, рукоприкладством и угрозой убийства.

Анжела привела в Штаб Квартиру милого вежливого старичка, прошедшего войну в рядах «Ваффен» СС. Вошла с ним в комнату отдыха, недовольно скривила рот при виде чаёвничающего «планктона», но ругаться не стала, потому что там, же сидела небезызвестная в силовых ведомствах парочка. Зимний Солдат, поставив на подоконник ноутбук, смотрел один из документальных фильмов, посвященных победе над фашизмом. Речь на этот раз шла о первых часах Великой Отечественной Войны, ведущий говорил, стоя на фоне почти разрушенного дота. Рассказывал парень о яростном и грамотном сопротивлении советских войск, о том, что пройти через русские позиции нацисты могли лишь в одном случае: когда в доме, блиндаже или окопе уже не было живых солдат. Хотя и к убитым фашисты подходить опасались, слишком уж велик, оставался риск нарваться на прижатую телом гранату.

Старый эсэсовец на десятой минуте фильма не выдержал, ехидно спросив, когда это авторам «чуши» надоест кормить публику сказками. Кэп поперхнулся чаем, а Зимний Солдат, вскочив со своего стула, ринулся к престарелому идиоту, схватил его за ворот дорогого пиджака и выкинул в коридор, пригрозив, что очередной вяк без разрешения кончится для недобитка полетом из окна десятого этажа.

Скандал из той истории вышел роскошный. Анжела написала на действия Баки докладную, и отнесла её директору ФБР в полной уверенности, что Зимнего Солдата заставят, как минимум, извиниться за оскорбления, нанесенные ветерану войны. Увы, её постиг облом, да такой, что она потом с шефом Тэлботом два месяца не разговаривала. Глава Бюро защитил Кэпа и Баки, а Анжеле велел воздержаться от привычки угощать чаем уцелевших солдат Вермахта.

- Он запретил ей не только водить их на корпоративную кухню, - откровенничала Клэр со мной. – Тэлбот сказал, что эти старики не имеют никакого права называться ветеранами той войны. Вот те, кто штурмовал Омаха – бич – да ветераны. И те, кто за рубежом каждый год празднуют День Победы девятого мая. А остатки Вермахта, как правильно выразился Баки – недобитки. В живых остались только потому, что советский, американский или какой другой солдат пожалели на этих выродков патроны. "

@темы: Кино, Леон/ Ада, Мстители, обитель зла, фанфики

22:54 


@темы: обитель зла

23:12 


@темы: обитель зла

23:55 


@темы: обитель зла

22:15 

Закон бумеранга.

Глава первая. Поражение.
- Вы серьезно?! – возмущению Анжелы не было предела. – Да как вы посмели?! Я достойна поста руководителя, я!!! А взяли в итоге Кэрила! Хотя был прямой приказ сверху дать эту должность мне!!! Вам сенатор велел дать эту должность мне!
Директор ФБР, виновато пряча глаза, пробубнил, что, мол, жалуются на неё часто. Она, якобы, систематически придирается, а Кэрил вроде как с людьми обходится справедливо. По крайней мере, не достает мелочными замечаниями.
- Анжела, дочка… - самый главный шеф встал, обогнул стол и подошел к уныло сгорбившейся в кресле госпоже Миллер. – Я хотел дать пост начальника тебе, но мое решение вызвало слишком бурные протесты. Не только со стороны твоих потенциальных подчиненных. Другие офицеры, как равные тебе, так и начальники, тоже категорически против тебя. Влад Цепеш сказал, что если ты прочно сядешь, как он выразился, на царство, меньше чем через полгода отдел развалится. Люди разбегутся. Прости. Шефом отдела станет жених Джулии Кэрил. Не ты.
Директор ФБР сел рядом с Анжелой и крайне осторожно объяснил ей, в чем она допустила ошибки. Почему люди просто восстали, узнав, что она, возможно, станет ими руководить на постоянной основе. Она, мол, не должна была повышать голос на младший персонал, ей не стоило, пока шел ее испытательный срок на руководящем посту, наказывать за яркий маникюр, и зря она систематически задерживала сверхурочно конкретного человека, навязывая ему работу, не прописанную в контракте. А её запрет садиться в присутствии офицеров, и пользоваться кухонькой простые офисные служащие назвали оскорблением. Что касается докладных по поводу внешности Джулии, то все написанные Анжелой бумаги потянут на самоуправство, если не на более серьезную статью.
Анжела эту критику восприняла как пощечину. Да начальники испокон века кричали на подчиненных, если те не понимали нормальный тон! И красный лак на ногтях в офисе ФБР совершенно недопустим! Про сверхурочную работу говорить смешно. Что, так трудно хоть изредка, но помочь?! И да, она не разрешала офисному «планктону» сидеть, если в кабинет заходил офицер. Дань уважения к сотрудникам, рискующим собой. Кухня, по мнению Анжелы, тоже была привилегией, и секретарши с ассистентами её не заслужили. читать дальше

@темы: фанфики, обитель зла, Леон/ Ада

20:28 

20:02 

Ждем -с...

13:20 

Разработчики седьмой "Обитель зла" вы что, издеваетесь?! Где Клэр, Леон и Крис?! Где Эйда?

@темы: обитель зла

22:37 

23:12 


@темы: обитель зла

23:52 


@темы: обитель зла

23:26 


@темы: обитель зла

18:34 

Одиннадцать лет спустя после Гарвардвилля. Глава 4.

Больше отпуска Анжела Миллер любила только выход на работу после двух, реже трех, недель активного отдыха.

- Чтоб я еще хоть раз приехала к этому идиоту! – шепотом ругалась она, идя в свой кабинет.

Прошедший отпуск агент Миллер решила посвятить примирению с бывшим мужем и детьми. После того, как рассерженный на неё Леон ушел, они написала экс – супругу письмо, в котором сообщила, что в течение следующего дня прибудет к нему в гости. Хочет провести время с малышами. Надеется, что муж встретит её сам, а не пришлет, как в прошлый раз, дворецкого.

Бывший супруг, действительно, лично прибыл за ней на вокзал, и отвез в отель. Сказал, что будет лучше, если она не станет донимать детей целый день. На первых порах хватит одного – двух часов её общения с малышами. Он не спрашивал её мнения, ставил перед фактом. Муженек заявил, что теперь сам будет забирать её из отеля, сам контролировать процесс её игр с близнецами, и сам же отвозить назад в гостиницу.

- Извини, но по – другому поступить нельзя, - объяснил муж. – Севил и Саванна до сих пор боятся тебя, Анжела.

Её выдержки хватило только на семь дней. В воскресенье вечером, после громкого скандала, Анжела уехала, пригрозив бывшему мужу, что в ближайшие месяцы отсудит у него детей. Пока они окончательно не деградировали, уподобившись идиоту – отцу, и мачехе, чья глупость уже доходит до клинических проявлений.

- Я не позволю тебе отуплять моих малышей, - сказала Анжела Торну перед отъездом.

Чтобы успокоиться, агент Миллер на две оставшихся у неё недели уехала на учебу в Петербург, вернулась оттуда не только отдохнувшая, но и преисполненная решимости вернуть себе близнецов.

Прежде всего, нужно помириться с Леоном, попутно сделав ему деловое предложение. Анжела давно поняла, что её напарник – человек долга. Чужие интересы он ставит выше своих личных амбиций и желаний. А значит, Леон должен согласиться взять её, Анжелу, в жёны. Она попросит его вступить с ней в брак ради блага двух малышей. Никакого интима, супружество будет, если Леон пожелает, фиктивным.

«Он тебя и послать с такими запросами может».

Эту мысль агент Миллер отогнала. Не такой Леон человек, чтобы оскорблять женщину. Кроме того, в этом браке будет выгода и для него. Женатый человек более предпочтителен в охране сенатора Гаррета, нежели холостяк. Семейному агенту легче получать ученые степени и писать диссертации. Да Анжела сама все для Леона напишет, проведет любую научную работу, лишь бы Кеннеди согласился ей помочь.

По пути в свой офис она наткнулась на президента. Отвечая на вежливое приветствие, она перехватила полный злой радости взгляд Эшли, которым та обменялась с папой, но не придала этому факту значения. Дочка нынешнего главы государства не очень – то жаловала её.

- Превосходно, господин президент, - ответила Анжела, когда Грэхем спросил её о детях и бывшем муже. – А где агент Кеннеди?

Эшли совершенно неприлично хрюкнула, а её папаша, каким – то неестественно спокойным тоном сказал, что вышеназванный агент находится на своем рабочем месте. Анжела благодарно кивнула и ушла, для начала, на кухню. Именно там она могла найти Леона. У него была привычка завтракать на работе.

Однако на уютной кухоньке агента Кеннеди не было. Отсутствовала и Шерри, хотя первая после отпуска смена у неё совпадала с Леоном. Её друг обычно пил утренний чай в компании приемной дочери. Анжеле эти посиделки не очень нравились, она, чего уж греха таить, хотела, чтобы в такие мгновения Леон принадлежат только ей, но ради любимого мужчины девчонку терпела. Даже научилась с ней ладить, пусть она и была Леоном разбалована до неприличия.
Налив себе чай, Анжела села в кресло, которое обычно занимал Леон, отпила крепкий ароматный напиток, и только сейчас заметила нечто странное.

Посреди стола стояла пузатая стеклянная банка с зеленым китайским чаем. Банка принадлежала Ингрид Ханниган. А ведь обычно эта недешевая посудинка стоит…

Анжела резко встала, рывком распахнула дверцы шкафа и застыла. Средняя полка, где обычно размещался «Пьяный тролль» Леона, а также кружки Шерри и Джейка оказалась пуста. Не было ни этой фигурной чешской бадейки агента Кеннеди, ни «Розы» девчонки Биркин, ни пивного бочонка младшего Вескера. Чашка, принадлежащая агенту Ханниган, также бесследно испарилась. Куда делась посуда?

Полная самых мрачных предчувствий, агент Миллер выскочила из комнатки отдыха и влетела собственно в офис. За столом Леона сидел незнакомый мужчина.

- Вы кто? – севшим голосом спросила Анжела.

Новичок встал и приветливо назвал себя. Его имя Рик Фостер, он уже три недели как работает в Секретной Службе.

- А где Леон? – Миллер ощутила, как её сердце сковывает страх.

Леона, по словам агента Фостера, недавно уволили.

- Что? – Анжела не верила ушам.

Новый сослуживец поспешил её успокоить:

- Его на другую работу перевели. Из-за этих новых международных протоколов, как мне сказали. Меня сначала временно взяли, пока агент Кеннеди в отпуске, в пятницу вечером устроили на это место постоянно.

Больше она не слушала. Ринулась прямо к президенту. Увы, Грэхем успел на целую неделю уехать по делам в Москву. Анжела, плюя на все условности, позвонила Эшли и попросила прояснить ситуацию с Леоном.

Вот когда мисс Грэхем смогла оттянуться по полной программе. Дочка президента припомнила агенту Миллер всё её придирки к Леону, всё её недовольство им, Шерри и Джейком.

- Вы бы его еще больше прессовали на пару с сенатором Гарретом, - злобно прошипела в трубку Эшли. - Он уже не знал, что хуже: ваша так называемая забота, моя дорогая Анжела, или травля со стороны вашего патрона. Потому Леон и не стал возражать, когда его перевели. Рад был сделать вам подарок. Он же видел, как вас раздражает его манера работать. И позорить вас своей инертностью в плане науки не хотел. Он же понимал, что из-за него вы репутацию теряете. Ушел туда, где, как вы сами говорили, ответственности и обязанностей меньше.

На панический вопрос, куда именно сослали агента Кеннеди, блондинистая сволочь хихикнула, что для Анжелы информация закрыта, Леон просил не сообщать бывшей напарнице, где он сейчас будет работать. Пожелала, чертова сучка, приятного дня и отсоединилась.

Анжела, плохо понимая, что она делает, вернулась на кухоньку, где уже пили чай отработавшие ночь агенты, и села за стол. В душе царила пустота, словно Миллер повстречалась с придуманным Джоан Роулинг существом под названием дементор. Так, наверное, должны чувствовать себя, кого этот дементор поцеловал. Никаких эмоций, никаких мыслей, кроме одной: Леона рядом больше нет. Перевели. Выгнали. Будто и не было тех восемнадцати лет, отданных агентом Кеннеди во имя защиты президентов.

- Агент Миллер, вы в порядке? – окликнул её Рик Фостер.

О да, само собой, она в порядке. У неё вырвали душу, но она в полном порядке. От неё отрекся близкий друг, но она, не смейте сомневаться, в полном чертовом порядке…

@темы: фанфики, обитель зла, Леон/ Ада

18:26 

Одиннадцать лет спустя после Гарвардвилля. Глава 3.

Встреча в Азкабане.

Уходя из кабинета, Леон аккуратно закрыл дверь, хотя у него руки болели от желания хорошенько приложить створку о косяк. Сука, что еще можно о ней сказать, натуральная сука! Крису, видите ли, самое место в морге! Мразь, какой же она оказалась мразью.… А он тоже хорош, клюнул на личико, сиськи и манеры! Правильно Шерри её с первых секунд знакомства невзлюбила, видела, не в пример названному папаше, истинную натуру этой чувственной и нежной красавицы! Сучка…

«Между прочим, она сказала Крэнстону, что твоя Эйда и самый близкий друг в морге».

Эта мысль мгновенно погасила гнев, на смену ярости пришла боль утраты. Леон плохо помнил, как вышел из Белого Дома и миновал пропускной пункт. Дежурно перебросился новостями с Алеком и Диланом. Когда они спросили о результатах поездки в Испанию, устало отмахнулся: ничего, мол, интересного. Коллеги, переглянувшись, дружно заржали и дали совет не врать, коль уж Господь обделил талантом обманывать. Бритни им уже рассказала, как одна крутая дамочка из ФБР чуть не отделала Анжелу Миллер по второму кругу.

- Слушок тут ползает, будто ты и эта мадам из Бюро вроде бы… близкие друзья, а, мистер Кеннеди? - поиграл бровями Дилан. – Что ты из-за неё всех здешних невест на юг посылал, так? Симпатичная, кстати, японочка.

- Кто конкретно говорит, господа? – Леон никогда не позволял себе проявлять чувства, даже к Эйде, публично.

Охраннички опять загоготали, не совсем приличными словами вспоминая Гаррета и Анжелу. Потом оба шутника, внезапно став серьезными, сказали Леону, что под него активно копают, и агент Кеннеди должен вести себя осмотрительно.

- Знаю, - отмахнулся он, выходя за ворота. – Гаррет ко мне давно уже цепляется. Но законных оснований для того, чтобы от меня избавиться, у него нет. Если я и уйду, то только сам, и когда надо мне. Спокойного дежурства, господа.

Алек и Дилан провожали его недоуменными взглядами, пока он уходил в направлении Штаб Квартиры ФБР. Коллеги Леона не понимали того равнодушия, с которым сослуживец воспринял их предупреждение. Законных оснований нет! Как будто Гаррета это препятствие остановит! Харпер же уволили, хотя она была чиста. Наплевали с высокой горки, и выгнали, несмотря на решение особой комиссии.

Леон же, пока соратники дивились на его, как им казалось, безрассудное поведение, успел дойти до главного офиса ФБР. Морг там, как и во многих подобных зданиях, располагался в подвале, заходить надлежало через подземную парковку.

На рецепшн его останавливать не стали: прекрасно знали, кто он такой. Оружия при нем сейчас не было, поэтому Леон беспрепятственно спустился в лабиринт, ведущий к ослепительно – белой двери, преграждающей путь в Азкабан, как тут шутливо называли морг.

Каждый шаг в эту ночь давался агенту Кеннеди с большим трудом. Леон, отлично знавший все секреты здешнего подземного царства, трижды сворачивал не туда, прежде чем добрался до конца коридора. Приближаясь к заветному входу в предпоследнее пристанище Криса и Эйды, он услышал родные голоса и похолодел. Джилл. Джилл и Баки, там же Наташа. И Влад с Джулией. Разумеется, эти двое не оставят человека наедине с его горем и болью.

«А Клэр пока не пришла».

@темы: фанфики, обитель зла, Леон/ Ада

Вредина с нимбом и крылышками

главная