Рингиллиан Эрде
Больше отпуска Анжела Миллер любила только выход на работу после двух, реже трех, недель активного отдыха.

- Чтоб я еще хоть раз приехала к этому идиоту! – шепотом ругалась она, идя в свой кабинет.

Прошедший отпуск агент Миллер решила посвятить примирению с бывшим мужем и детьми. После того, как рассерженный на неё Леон ушел, они написала экс – супругу письмо, в котором сообщила, что в течение следующего дня прибудет к нему в гости. Хочет провести время с малышами. Надеется, что муж встретит её сам, а не пришлет, как в прошлый раз, дворецкого.

Бывший супруг, действительно, лично прибыл за ней на вокзал, и отвез в отель. Сказал, что будет лучше, если она не станет донимать детей целый день. На первых порах хватит одного – двух часов её общения с малышами. Он не спрашивал её мнения, ставил перед фактом. Муженек заявил, что теперь сам будет забирать её из отеля, сам контролировать процесс её игр с близнецами, и сам же отвозить назад в гостиницу.

- Извини, но по – другому поступить нельзя, - объяснил муж. – Севил и Саванна до сих пор боятся тебя, Анжела.

Её выдержки хватило только на семь дней. В воскресенье вечером, после громкого скандала, Анжела уехала, пригрозив бывшему мужу, что в ближайшие месяцы отсудит у него детей. Пока они окончательно не деградировали, уподобившись идиоту – отцу, и мачехе, чья глупость уже доходит до клинических проявлений.

- Я не позволю тебе отуплять моих малышей, - сказала Анжела Торну перед отъездом.

Чтобы успокоиться, агент Миллер на две оставшихся у неё недели уехала на учебу в Петербург, вернулась оттуда не только отдохнувшая, но и преисполненная решимости вернуть себе близнецов.

Прежде всего, нужно помириться с Леоном, попутно сделав ему деловое предложение. Анжела давно поняла, что её напарник – человек долга. Чужие интересы он ставит выше своих личных амбиций и желаний. А значит, Леон должен согласиться взять её, Анжелу, в жёны. Она попросит его вступить с ней в брак ради блага двух малышей. Никакого интима, супружество будет, если Леон пожелает, фиктивным.

«Он тебя и послать с такими запросами может».

Эту мысль агент Миллер отогнала. Не такой Леон человек, чтобы оскорблять женщину. Кроме того, в этом браке будет выгода и для него. Женатый человек более предпочтителен в охране сенатора Гаррета, нежели холостяк. Семейному агенту легче получать ученые степени и писать диссертации. Да Анжела сама все для Леона напишет, проведет любую научную работу, лишь бы Кеннеди согласился ей помочь.

По пути в свой офис она наткнулась на президента. Отвечая на вежливое приветствие, она перехватила полный злой радости взгляд Эшли, которым та обменялась с папой, но не придала этому факту значения. Дочка нынешнего главы государства не очень – то жаловала её.

- Превосходно, господин президент, - ответила Анжела, когда Грэхем спросил её о детях и бывшем муже. – А где агент Кеннеди?

Эшли совершенно неприлично хрюкнула, а её папаша, каким – то неестественно спокойным тоном сказал, что вышеназванный агент находится на своем рабочем месте. Анжела благодарно кивнула и ушла, для начала, на кухню. Именно там она могла найти Леона. У него была привычка завтракать на работе.

Однако на уютной кухоньке агента Кеннеди не было. Отсутствовала и Шерри, хотя первая после отпуска смена у неё совпадала с Леоном. Её друг обычно пил утренний чай в компании приемной дочери. Анжеле эти посиделки не очень нравились, она, чего уж греха таить, хотела, чтобы в такие мгновения Леон принадлежат только ей, но ради любимого мужчины девчонку терпела. Даже научилась с ней ладить, пусть она и была Леоном разбалована до неприличия.
Налив себе чай, Анжела села в кресло, которое обычно занимал Леон, отпила крепкий ароматный напиток, и только сейчас заметила нечто странное.

Посреди стола стояла пузатая стеклянная банка с зеленым китайским чаем. Банка принадлежала Ингрид Ханниган. А ведь обычно эта недешевая посудинка стоит…

Анжела резко встала, рывком распахнула дверцы шкафа и застыла. Средняя полка, где обычно размещался «Пьяный тролль» Леона, а также кружки Шерри и Джейка оказалась пуста. Не было ни этой фигурной чешской бадейки агента Кеннеди, ни «Розы» девчонки Биркин, ни пивного бочонка младшего Вескера. Чашка, принадлежащая агенту Ханниган, также бесследно испарилась. Куда делась посуда?

Полная самых мрачных предчувствий, агент Миллер выскочила из комнатки отдыха и влетела собственно в офис. За столом Леона сидел незнакомый мужчина.

- Вы кто? – севшим голосом спросила Анжела.

Новичок встал и приветливо назвал себя. Его имя Рик Фостер, он уже три недели как работает в Секретной Службе.

- А где Леон? – Миллер ощутила, как её сердце сковывает страх.

Леона, по словам агента Фостера, недавно уволили.

- Что? – Анжела не верила ушам.

Новый сослуживец поспешил её успокоить:

- Его на другую работу перевели. Из-за этих новых международных протоколов, как мне сказали. Меня сначала временно взяли, пока агент Кеннеди в отпуске, в пятницу вечером устроили на это место постоянно.

Больше она не слушала. Ринулась прямо к президенту. Увы, Грэхем успел на целую неделю уехать по делам в Москву. Анжела, плюя на все условности, позвонила Эшли и попросила прояснить ситуацию с Леоном.

Вот когда мисс Грэхем смогла оттянуться по полной программе. Дочка президента припомнила агенту Миллер всё её придирки к Леону, всё её недовольство им, Шерри и Джейком.

- Вы бы его еще больше прессовали на пару с сенатором Гарретом, - злобно прошипела в трубку Эшли. - Он уже не знал, что хуже: ваша так называемая забота, моя дорогая Анжела, или травля со стороны вашего патрона. Потому Леон и не стал возражать, когда его перевели. Рад был сделать вам подарок. Он же видел, как вас раздражает его манера работать. И позорить вас своей инертностью в плане науки не хотел. Он же понимал, что из-за него вы репутацию теряете. Ушел туда, где, как вы сами говорили, ответственности и обязанностей меньше.

На панический вопрос, куда именно сослали агента Кеннеди, блондинистая сволочь хихикнула, что для Анжелы информация закрыта, Леон просил не сообщать бывшей напарнице, где он сейчас будет работать. Пожелала, чертова сучка, приятного дня и отсоединилась.

Анжела, плохо понимая, что она делает, вернулась на кухоньку, где уже пили чай отработавшие ночь агенты, и села за стол. В душе царила пустота, словно Миллер повстречалась с придуманным Джоан Роулинг существом под названием дементор. Так, наверное, должны чувствовать себя, кого этот дементор поцеловал. Никаких эмоций, никаких мыслей, кроме одной: Леона рядом больше нет. Перевели. Выгнали. Будто и не было тех восемнадцати лет, отданных агентом Кеннеди во имя защиты президентов.

- Агент Миллер, вы в порядке? – окликнул её Рик Фостер.

О да, само собой, она в порядке. У неё вырвали душу, но она в полном порядке. От неё отрекся близкий друг, но она, не смейте сомневаться, в полном чертовом порядке…

@темы: фанфики, обитель зла, Леон/ Ада